Быть проще? Говорить проще? Делать простое сложным? А надо? — из книги «Практики ума»

В понятийной логике суждение есть мысль. И эта мысль может иметь разные уровни глубины и сложности. Некоторые мысли других людей мы можем понять, только будучи готовыми к усилию понимания, а также способными к отражению разных структурных уровней суждения.

Иначе говоря, мышление на уровне линейной, системной или мета-системной логики продуцирует суждения, разные по структурной сложности. Носителю линейной логики трудно или невозможно охватить объем мысли носителя системной или мета-системной логики.

С другой стороны, суждение в речи — это предложение, фраза, высказывание. У высказывания тоже есть своя сложность структуры. Есть простые и сложные предложения. Есть общедоступная и специальная лексика. Есть лаконичность и многословие.

Соединение сложной мысли и сложной речевой конструкции  делает вдвойне тяжким труд понимания.

Часто в педагогических целях призывают упрощать объяснения сложной теории из-за сложности понимания. Надо ли это делать с точки зрения практики ума? И да, и нет.

  1. Упрощение речевой структуры без упрощения структуры мысли активно приветствуется в контексте педагогики и андрагогики. С помощью яркой, доступной речи сделать доступной сложную мысль — это в некотором смысле цель большинства программ по подготовке педагогов  и ораторов.
  2. С другой стороны, философы создают свои сложные языки. И говорят о намеренном усложнении речевых форм высказывания, чтобы человек был вынужден сделать осознанное усилие по пониманию текста. Так создается дистанция особой затрудненности понимания, которая блокирует автоматическое прочитывание текста. «…усилие понимания – это не просто умственный акт, напряжение мысли, а нечто требующее от нас перестройки, какой-то переориентации наших привычных навыков понимания» (Мамардашвили).
  3. Упрощение речи, приводящее к упрощению мысли, недопустимо в контексте развития ума. Открытие нового сложного «незнания» оказывается более значимым шагом на пути саморазвития, чем приобретение нового упрощенного знания.
  4. Упрощение речи, не наносящее урон мысли, благотворно действует на участников рационального дискурса, помогая двигаться вместе, даже если и лишает некоторых из них определенного эстетического удовольствия.

Важным выводом здесь является то, что при слушании или прочтении высказываний другого человека, мы можем получить «эффект понимания» без подлинного понимания мысли. Тогда как, напротив, подлинное понимание часто переживается первоначально как «я ничего не понимаю».

«Эффект понимания» возникает на основе ассоциативных связей, впечатляющих образов-представлений и знакомых паттернов рассуждения. «Эффект понимания» обслуживается, говоря словами Канемана и Становича, «быстрыми» процессами ума. «Быстрые» мысли вызывают и «быстрые» чувства: радость, даже эйфория понимания, снижают критичность ума вычислительного и активность ума управляющего. Последующие замеры показывают, что подлинного понимания могло и не произойти, даже воспоминание о ситуации быстро гаснет.

«Пока я слушала преподавателя, я все понимала. Дома я столкнулась с большими трудностями при выполнении домашний работы».

WVufNfv7N7Q

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s