«Жизнь ума» Ханны Арендт

Мышление — это некогнитивное знание, это невидимое, которое имеет дело с невидимым. Оно может послужить решению научных задач, но не может их поставить. Если мышление вполне изолировано, оно не может ни получать импульса извне, ни играть роль во внешнем мире. Поэтому сопряжение мышления с внешним миром происходит сложным образом, через метафоры, притом что у него есть необъективируемый исток и недоступная метафорическому представлению составляющая. Из тавтологического монологизма оно спасается через речь: мышление совершается лишь постольку, поскольку мы сами перекладываем его для себя в слова, а речь предполагает множественное число, это всегда речь для кого-то. Наконец, мышление, в противоположность созерцанию, «с которым его слишком часто отождествляли, на самом деле есть активность, причем активность, которая имеет определенные моральные результаты, один из которых, в частности, состоит в том, что тот, кто мыслит, конституирует себя, превращает себя в кого-то, в лицо или личность. И все-таки активность и действие — не одно и то же, и результат мыслительной активности — это побочный результат активности как таковой

Источник: Мышление и смерть: «Жизнь ума» в философской антропологии Ханны Арендт — Михаил Гефтер.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s