Пример дз «Воспитание желаний»

Первое дз на эту тему сдала Галя Черничкова. Я решила полностью опубликовать ее ответ, он того заслуживает. Галя — отлично! 🙂

by Галя Черничкова

Летнее задание №3.

Какие практики могут помочь в воспитании желаний?

(Что такое желание? Что такое воспитание желаний? Воля и желание?)

24.06.2015

Андре Конт-Спонвиль в «Философском словаре» определяет понятие желания так: оно «есть самая сущность человека, <…>, само наше бытие». По Сенеке, истинное желание – независимое, свободное от внешних обстоятельств и стойкое, оно абсолютно и неизменно. А предметом такого желания, как утверждает М.Фуко («Герменевтика субъекта»), является «я сам», «исполнение себя» («исполнение себя» для этого текста я бы определила, как развитие себя, своего ума, души, тела и духа для того, чтобы приносить пользу себе и миру).

Тогда можно сказать, что воспитание желаний – это воспитание самого себя, своей способности формулировать желания, независимые от внешних случайностей и ведущие к «исполнению себя», и действовать в соответствии с ними.

В этом процессе я вижу 4 контекста AQAL; некоторые из них связаны с моим опытом, о других я пока могу рассуждать лишь гипотетически.

Первый контекст (Я), наиболее близкий и понятный мне, – это воспитание желаний через их осознавание, понимание того, что означают «хочется» (спонтанные, разнонаправленные желания) и как они связаны с «хочу» (истинное желание).

Сейчас, когда я пишу этот текст, во мне одновременно живут несколько «хочется». Мое тело устало сидеть за компьютером и желает подвигаться. Желудок требует обед, ум был бы не прочь прекратить мучительные рассуждения и досмотреть сериал (или хотя бы вздремнуть), душа мечтает о развитии, об удовлетворении и признании за выполеннное задание. Как сочетать их? О возможных вариантах действий пишет в «Воспитании таланта» Х.А.Марина: желания можно подавлять, можно подчинять своей воле, а можно – воспитывать. Подавление и подчинение, из моего опыта, действуют, но ненадолго: желания никуда не пропадают и при моих менее ресурсных состояниях снова требуют свое. Я полагаю, что любые «хочется» о чем-то говорят, они тем или иным образом связаны с «я сам», с сущностью человека, а значит, если научиться их читать, могут стать проводниками к большому «хочу».

Например, мне хочется посмотреть фильм вместо написания рассуждения. На первый взгляд это типичная лень, прокрастинация. С одной стороны это так, однако, просмотр фильма тоже что-то дает мне, кроме ухода от выполнения сложного задания: впечатления, ощущение интенсивности жизни, он рассказывает историю о людях, которые (как мне кажется) нашли свое предназначение в жизни, идут к своей цели и т.п. В то же время, занятия практиками ума помогают мне как в управлении собой, так и в профессиональной деятельности. Таким образом, эти два, казалось бы, противоречивых (по крайней мере с точки зрения тайм-менеджмента) «хочется» относятся к одному и тому же моему «хочу», которое на сегодняшний я формулирую примерно так: стать Человеком, прийти к внутренней свободе и осознанности в своих действиях, к жизни, наполненной созданными мной смыслами, энергией и впечатлениями.

Однажды я участвовала в любопытном эксперименте. Один человек подходит ко второму (просто по прямой, с открытыми глазами), второй может делать все, что хочет. Ко мне начинает подходить девушка, она приближается, я стою на месте, отойти кажется мне невежливым. Ведущий спрашивает – тебе комфортно? Я прислушиваюсь к себе и понимаю, что нет, я вся скована и мне хочется убежать. «Так почему же ты не уходишь???» — задает он резонный вопрос… Подавленное желание не вызвало ничего, кроме напряжения, а реализованное (когда я все-таки отошла) и затем обдуманное позволило лучше узнать себя, выдвинуть гипотезы о страхе контакта и т.п.

Получается, перед нами встает вопрос об осознании всех «хочется» и их истоков. В моем примере желания относились к уму, телу, душе. Помимо фиксации, формулирования желаний мне помогает своего рода «перекрестная» практика: например, желания души выразить через тело (отразить их движениями), желания тела – через ум (выдвинуть гипотезы о том, с чем связано то или иное телесное стремление). Полагаю, эти упражнения постепенно приводят все три «части» к единству и единому «хочу».

Таким образом, я могу предположить, что «хочется» так или иначе работают на большое «хочу», однако, не осознавая истоки «хочется», мы можем попасть в ловушку разума, который в качестве инструмента выбирает известное ему поведение (то, которое есть в его репертуаре, например, посмотреть фильм, а не сделать что-то самостоятельно). Отсюда из контекста Я, можно перейти в контекст Он, к которому я отношу управление своим поведением как практику воспитания желаний.

Здесь в игру вступает воля, которую от простого желания, по определению Андре Конт-Спонвиля, отличает готовность действовать, ведь «волить, то есть желать чего-то и быть готовым сделать это, можно только что-то одно, потому что ни один человек не в состоянии одновременно делать что-то и не делать этого». Таким образом, именно воля наводит порядок во всей совокупности «хочется» и позволяет расставлять приоритеты.

Х.А.Марина выделяет 4 главных волевых навыка: 1) умение сдерживать эмоциональный порыв, 2) умение размышлять, 3) умение решать, 4) реализация проекта (волевое действие). Для каждого навыка можно формулировать свои практики, я остановлюсь на первых двух, которые находятся сейчас в зоне моего внимания.

Сдерживать эмоциональный порыв в первую очередь означает останавливаться, т.е. это практика «не делать так, как я делаю обычно». Это, пожалуй, самая сложная в моем опыте задача, в которой я пока не могу похвастаться стабильностью. Ключевой в этом контексте для меня является идея Келли Макгонигал о том, что сила воли похожа на любую мышцу в теле, а следовательно, ее можно тренировать. То есть чем чаще я сдерживаю эмоциональный порыв (например, когда я беру в руки смартфон, чтобы полистать Facebook в процессе написания этого текста, и откладываю его, даже не открыв приложение), тем сильнее становится эта «мышца».

В части умения размышлять Марина предлагает простую практику формулирования потенциальных последствий своих действий и поиска, изучения и сравнения альтернатив: если я погружусь в соцсети, то потеряю время и не допишу сегодня рассуждение, при этом все, что я получу, — это информацию о том, на каком пляже отдыхают мои знакомые и какие статьи они сегодня перепостили; я устала или мне надоело писать текст – почему бы не сделать 3х минутную гимнастику для глаз или не позвонить родителям (оба действия, если подумать, вполне вписываются в важные для меня задачи поддержания здоровья и развитие отношений в семье). Эти практики становятся значительно проще после того, как остановлен первый эмоциональный порыв совершить привычное действие.

О третьем контексте воспитания желаний (МЫ) пишет в своих «Письмах к Луцилию» Сенека: «Никому не хватит собственных сил, чтобы вынырнуть: нужно, чтобы кто-нибудь протянул руку и вытащил нас». По сути, речь идет о наставнике, вожатом (иногда, по мнению Сенеки, погонщике), который поможет в развитии постоянства желаний. Я думаю, понятие наставника можно рассмотреть и в более широком контексте: в задаче формулирования истинных желаний может содействовать соответствующая среда, культура в целом. Так, например, сообщество, сформированное вокруг Практик ума, само по себе формирует окружение, которое поддерживает и развивает наши способности управлять собой, своим умом и поведением. Однако, я полагаю, недостаточно просто быть членом сообщества для того, чтобы эта практика воспитания желаний работала, — важно «впускать» его правила в свою картину мира, осознанно изменять себя, становясь его частью.

Эта практика, я полагаю, помогает как в формулировании истинного «хочу» (ребенок и подросток участся разделять добро и зло, хорошие и плохие желания, увеличивать их масштаб через других людей, через общество), так и в управлении своими «хочется» через примеры волевого поведения окружающих.

Наконец, четвертый контекст – системный. В этой области мой опыт достаточно ограничен, пока я формулирую здесь несколько гипотетических практик, которые пока не реализую. Во-первых, это рассмотрение всех своих желаний, на всех уровнях, как систему (после их осознавания), поиск связей между ними, разрешение противоречий. Вторая практика – более масштабная. Если я – часть системы, которую условно назову «мир», то как мое истинное желание соотносится с желаниями других людей, насколько оно этично, как влияет на мир? По моим ощущениям, эти вопросы пока не отражены в формулировке моего «хочу», поэтому и практики, возможно, станут актуальными тогда, когда в истинном желании станет важным системный контекст.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s