Преподаватель МГУ Татьяна Краснова — о том, для чего сейчас нужна школа и учителя.

 

Отсутствие затравленности во взгляде школьников — это очень здорово. Мне это очень нравится. Но я в очень сложном положении: гуманист внутри меня сразу начинает хлопать в ладоши и говорить: «Да, человека нельзя травить, его нельзя обижать, его нельзя мучить».

С другой стороны, если его совсем не травить, не обижать и не мучить, то из него получается прекрасный высокофункциональный овощ. Очень всем довольный, но совершенно ни на что неспособный. Когда вы поливаете огород из шланга и держите этот шланг в руке, из него течет водичка. Вот вы шланг хорошенько зажали — опа! Струя пошла. Вопрос зажима этого шланга — это то, что меня очень интересует не только в педагогике, но и в жизни.

Дочка моих друзей пошла в Вальдорфскую школу. Всё прекрасно: они шьют тряпочных кукол, ходят в лес обнимать деревья, пересыпают песочек и зёрнышки из стаканчика в стаканчик и весело смеются. Но ей девять лет, а она почти не умеет читать. Ребята, это очень продуктивный возраст: в это время такие классные мозги, которых больше не будет никогда. И тратить это время на пересыпание песочка из одного сосуда в другой?

У меня был однажды опыт: ребёнок ходил в очень хороший детский сад, и в группе заболела учительница английского. Мне позвонил директор детского сада с просьбой провести открытый урок английского языка. Я провела бессонную ночь в полной панике, потому что занятия для пятилетних — это для меня новый опыт. Но вот, в интернете я нашла стишок. Вхожу в эту, извините за выражение, аудиторию — и говорю: «Дамы и господа, сейчас я прочитаю вам стишок, а вы мне потом скажете, кто что запомнил». Читаю два четверостишья и говорю: «Кто чего запомнил?». Все пять клиентов поднимают руки: «Всё запомнили». Я говорю: «Как?! Ну-ка, расскажи!». Встаёт ребенок, подтягивает колготы — и рассказывает мне два четверостишья.

Я привыкла получать людей в возрасте 17 лет, то есть с мозгами, заизвесткованными процентов на 20-30. Когда я получаю людей после тридцати — это мозги, заизвесткованные наполовину. К моему возрасту — процентов 80. Это нормально. Мозг — это часть тела. И если вы ходите в тренажёрный зал, то ваше тело работает. Проще говоря, если меня сейчас попытаться посадить на шпагат, вероятно, это будет последнее упражнение в моей жизни. Но если я буду посвящать этому хотя бы 4-5 часов в день, то уверяю вас: через месяц сяду. То же самое с мозгами.

Ничего бы не вышло из Гарри Поттера, если бы не Дурсли. Ничего не вышло бы из Джен Эйр, если бы не тётя Эйр. Стив Джобс получился таким, потому что на него нажали. Да, он не закончил школу. Да, он был бунтарем. Но для этого нужно что-то, против чего бунтовать. А если вы будете ходить и обнимать деревья, то скульптура может не получится. И, наверное, понять и вычислить это — всё равно что понять природу человека.

Источник: «Это сложнее, чем быть носителем тайных знаний про present perfect» | Александр Мурашев

Про Александра Мурашова и его «школьное» исследование — http://www.the-village.ru/village/children/children-experience/281362-luchshaya-shkola

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s